Главная » 2017 » Февраль » 22 » Виктор Янукович: "Я не просил вводить войска РФ на территорию Украины"
14:06

Виктор Янукович: "Я не просил вводить войска РФ на территорию Украины"

Поделиться записью с друзьями:

- Я хотел бы сделать короткое заявление, вступительное слово. Наступает третья годовщина трагических событий в Украине. Они принесли гражданам моей страны неизмеримое горе и страдания. Безвинно погибли тысячи людей, пострадали десятки тысяч. Виновна в этом нынешняя киевская власть, которая в угоду своим политическим амбициям, жажде наживы вовлекла страну в трагическую войну. Виновны в этом и власти ряда государств, которые вместо посреднических функций, о которых они так ярко заявляли с трибун, по сути, сами спланировали и осуществили вооруженный захват власти людьми, которые, уверен, лишь на время захватили власть в Украине. В их числе неприкрытые бандиты, антисемиты, убийцы. Считаю необходимым немедленно принять меры, для того чтобы остановить кровопролитие. Сделать это можно только через расследование преступлений на Майдане, в Одессе и других местах, которые являлись спусковым крючком для начала гражданской войны.

Также убежден, что без справедливого, под международным контролем, расследования упомянутых преступлений, кем бы они ни были совершены, невозможно добиться настоящего национального примирения на моей родине. И это является единственным условием ее дальнейшего развития и сохранения как единого государства. Со своей стороны прилагал и прилагаю все усилия для сохранения политического единства страны, ликвидации региональных и других линий раскола в Украине, которые успешно выстроила нынешняя власть. Современная политическая история, судьба того же Йемена, где сейчас полыхает гражданская война, показывает, что только полноценный политический диалог, а не язык войны, способен привести к действительному национальному примирению и согласию.

Я принял решение направить письма в адрес руководителей государств – участников подготовки и подписания соглашения об урегулировании политического кризиса в Украине 21 февраля 2014 года - президенту Федеративной Республики Германия Штайнмайеру, федеральному канцлеру Федеративной Республики Германия Меркель, президенту Французской республики Олланду, президенту Республики Польша Дуде, руководителям ряда европейских международных организаций – секретарю Совета Европы Ягланду, президенту Парламентской ассамблеи Европы Аграмунту, председателю Европейского парламента Таяни. Кроме них, президенту Российской Федерации Путину, президенту Соединенных Штатов Америки Трампу. В которых подробно излагаю генезис конфликта, роль западных посредников, развитие ситуации и вношу предложения по его преодолению, налаживанию мирной жизни на моей родине. Со своей стороны готов сделать все возможное, для того чтобы на многострадальную землю Украины пришел мир.

Я хочу вам объявить о том, что эти письма, которые я отправлю завтра в адрес перечисленных международных организаций, руководителей государств, я вам сегодня отдам, для того чтобы у вас была возможность их изучить.

- Они одинакового содержания?

- Нет, они отличаются в тексте. Они переведены на иностранный язык.

- Коль скоро вы сами упомянули, что подготовили эти письма, в которых подробно изложили вашу точку зрения на то, что произошло 3 года назад, может быть, вы поделитесь с нами сегодня, именно оглядываясь на те события уже с высоты сегодняшнего времени, что же все-таки там произошло? Можно ли было это как-то предотвратить? Ваша оценка взгляда из будущего, что называется, на события трехлетней давности.

- Конечно, за этот трехлетний период времени я очень много думал об этом, анализировал. Главная причина, которая породила эти трагические события в Украине, это было огромное желание любой ценой захватить власть в Украине. Это главная причина. Люди, которые совершили государственный переворот, они применили для этого все способы, известные уже в проектах предыдущих «цветных» революций в мире, «арабской весны». Это был отдельный украинский проект. Конечно, манипуляция общественным мнением, неправда, которая звучала как для украинского народа, так и для западных стран, для мирового сообщества. Во-первых, неправда была изначально заложена в том, что мы отказались подписывать соглашение об ассоциации с Европейским союзом. Это неправда. Во-первых, правительство приняло решение приостановить подписание. И когда я этот вопрос изучил внимательно, я согласился с таким решением правительства и его поддержал. Почему? Потому что если бы в таком виде было подписано соглашение о зоне свободной торговли, это принесло бы очень большой ущерб экономике, социальной сфере, целый ряд экономик получили бы большой ущерб, особенно машиностроение, сельское хозяйство. Это, естественно, противоречило национальным интересам Украины. Поэтому с политической точки зрения, если бы я подписал это соглашение в таком виде, как оно предлагалось, я бы нарушил национальные интересы Украины, сделал бы это в угоду Европейскому союзу, но очень скоро украинский товаропроизводитель пострадал бы, пострадал бы украинский народ и в целом экономика Украины. И фактически была бы дискредитирована идея европейской интеграции.

Я поступил честно и по отношению к нашим европейским партнерам. Я им предложил: давайте мы сядем за стол переговоров, доработаем соглашение. Угрозы какие были? В этом соглашении явно были заложены очень невыгодные условия торговли для украинских товаропроизводителей. Украинские товары, особенно машиностроительная продукция, они не нужны европейскому рынку. То есть там совершенно другие стандарты. А Россия как наш стратегический партнер (потому что в тот период времени товарооборот с Европейским союзом был где-то на уровне 43 млрд. долларов, а с Россией и странами СНГ – около 64 млрд.), защищая свой рынок, конечно же, начала бы закрывать свой рынок от товаров Украины. Что фактически уже и происходило в 2013 году. Мы потеряли только за 13-й год около 15 млрд. товарооборота с Россией. То есть Россия уже готовила защитные меры. Мы очень хорошо знали о том, что Россия тоже с Европейским союзом готовила подобное соглашение, во всяком случае, соглашение о создании зоны свободной торговли. И наше предложение было простым. Давайте мы сядем и в этом треугольнике договоримся, поищем компромиссы. А что такое компромисс? Это тогда, когда находится решение, в котором каждый понемножку теряет, но все вместе, как говорится, находят. И это абсолютно нормальный подход всегда был, и сейчас он не потерял актуальность.

Наше предложение было в этом. К сожалению, наши европейские партнеры нас не услышали. Мы действительно очень хотели договориться. Но население Украины было дезинформировано, блокировалась правда, средства массовой информации (западные, да и некоторые украинские) находились под давлением собственников и в угоду продавить этот вопрос в таком виде, как хотелось бы Европе, с Украиной шла работа. Это дало толчок тому противостоянию, которое началось в Киеве. Потом - провокации. То есть проект, который был создан, он осуществлялся. Я хочу сказать, что мы сделали всё, власть в то время делала всё, чтобы решить вопрос мирным путем, в чем меня сейчас очень часто упрекают, что мы не пошли радикальным путем. Да, я был, есть и остаюсь противником любого кровопролития, я сторонник решения вопросов мирным путем. Для этого нужно иметь высокий уровень ответственности перед своим государством и, конечно, уважение к собственному народу. И поэтому мы не делили на своих и чужих, запад – восток и т.д. Для нас все люди были одинаковые. И мы искали варианты мирного урегулирования этого конфликта. И сегодня я уверен в том, что за украинцев никто не решит вопрос сейчас прекращения войны и мирного урегулирования всего, что происходит. Все равно конец будет такой, но чем он будет раньше, тем лучше. Чем ответственнее политики подойдут к этому вопросу и прекратят братоубийственную войну, тем будет лучше. Эти прошедшие 3 года, я думаю, многим открыли глаза на то, что произошло, и люди уже сегодня переосмыслили ситуацию. Потому что я недавно смотрел различные социологические исследования, 5% только украинцев считают, что жизнь улучшилась, 80% считают, что жизнь ухудшилась, а остальные всегда занимают нейтральную позицию.

Главная причина была от чрезмерного аппетита захватить власть любой ценой. Поэтому государственный переворот был осуществлен, антиконституционный, с нарушением конституции Украины, и все, что происходило потом, война, которую начала нынешняя власть, не сделав ни одной попытки переговорить с народом, который был против государственного переворота. Ведь это был протест людей. Конечно, нужно было набраться терпения и сделать все для того, чтобы найти возможность мирного урегулирования этого протеста. Но слишком быстро люди, которые захватили власть в Украине, приняли решение, Александр Турчинов подписал указ о проведении АТО на востоке Украины. Фактически это было начало войны.

Конечно, все участники вот этого решения должны нести ответственность. Это преступление против своего народа, потому что в результате войны пострадали и страдают сегодня невинные люди, женщины, дети, огромное количество людей покинули родную землю. Это трагические события и трагическая современная история Украины.

- Вы говорили, что не хотели подписывать договор об ассоциации, предупреждали о том, что это будет пагубно для Украины. Вот сейчас произошло то, что произошло, и Украина выполнила для Европы даже больше, чем предусматривала ассоциация. Тем не менее, чем это обернулось для страны. Насколько я понимаю, экономика не очень. В чем причина? Это ошибка, это халатность или это просто грабеж? И как долго хватит у страны ресурсов, чтобы идти этим курсом?

- Это, конечно, симбиоз безответственности, коррупции, огромного желания за короткий период времени обогатиться. Власть фактически уверовала в свою безнаказанность. Это самое страшное. Потеряв, как говорят, страх перед народом, применяя вот эти драконовские методы, которые они все эти три года делали, убивая журналистов, уничтожая различные информационные агентства, закрыв рот инакомыслящим, они разделили страну на победителей и побежденных. Это всегда заканчивается плачевно. Я думаю, показатели вы хорошо знаете. Обесценилась национальная валюта, доходы населения упали. Сегодня доходы средней семьи приравниваются приблизительно к оплате за коммунальные услуги. А как все остальное? 60% населения фактически сегодня за чертой бедности. Тарифы выросли неимоверно на электроэнергию, коммунальные услуги, цены выросли на 100%. Доходы на душу населения сократились в два раза. Объем внутреннего валового продукта на душу населения тоже сократился фактически в два раза. То есть страна на грани банкротства. Инвесторы не верят сегодня уже нынешней власти, поэтому пошел отток инвестиций, инвесторы не хотят идти в Украину. Международный валютный фонд не знает, под что и кому давать деньги. По уровню коррупции Украина вышла на уровень мировых лидеров – рядом с Никарагуа, Непалом, Камеруном. Конечно, это все плачевно. И, конечно, это ненадолго. Это долго продолжаться не будет. Терпение у народа лопнет.

- Роман Козырев, телеканал Russia Today. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер недавно заявил, что до лета для Украины будет обеспечен безвизовый режим. Как вы считаете, добились ли новые киевские власти своего? Ведь одна из причин Майдана была именно сближение с Европой.

- Я не теряю связь, в том числе с европейскими политиками, но особенно, конечно, с народом Украины. Сегодня уже многие говорят: не на что ехать в Европу и незачем. С таким уровнем жизни этот безвизовый режим фактически потерял смысл. Если вспомнить, как жила страна в 13-м году, в каком состоянии она была, вообще что произошло после 12-го года, когда мы провели Евро-2012, фактически мы раскрыли Украину для всего мира. В Украину поехали со всего мира туристы, начали изучать Украину, росли доходы населения. Украина была спокойным европейским государством. Все, что произошло за эти три года, такая эйфория, которая была в начале 2014 года, после захвата власти, она была нездоровой. Естественно то, что произошло сейчас. Сегодня Европе уже не до Украины. В США тоже ситуация меняется. Я всегда говорил, что только мы сами должны делать все для того, чтобы строить успешное государство для своих детей, для своих потомков и в память о наших дедах, которые мечтали, что мы будем жить лучше, чем они жили. Они тоже много пережили – и голод, и войну, и все остальное. Но то, что произошло с Украиной, это не могло присниться даже в каком-то страшном сне.

- Андрей Баранов, «КП». Виктор Федорович, вы сейчас сказали, что оппозиция стремилась любой ценой захватить власть. Но мы помним, что во время противостояния на Майдане вы раз за разом пытались найти какой-то компромисс с протестующими. Даже шли на уступки – отставку правительства, амнистию, согласились расследовать отдельные случаи превышения полномочий должностными лицами, в конце концов, даже решили идти на досрочные президентские выборы под гарантии Германии, Франции и Польши, наверное, осознавая в глубине души, что шансов победить для вас не так много, будет очень трудно победить. Почему оппозиция не воспользовалась этим шансом на мирный переход власти? Ведь эта власть лежала у них в кармане фактически, надо было подождать только до осени 14-го года. Почему они этого не сделали? Кто и зачем устроил бойню на Майдане?

- Этот вопрос удивлял и продолжает удивлять не только меня, я думаю, что большинство украинского народа (да и мирового сообщества). Если почитать то соглашение, которое было тогда подписано, оно открывало путь для мирного урегулирования, для изменения конституции. Я практически пошел на все требования и уступки, которые мне предъявила оппозиция, ради одного – не допустить кровопролития и не допустить гражданской войны. Потому что Украина была расколота 50 на 50. Я хорошо понимал, что требования Майдана во многом эмоциональные. Потому что манипуляции и технологии, которые применялись в то время, и манипуляции общественным мнением, проходили на очень высоком профессиональном уровне, то есть применялись самые современные технологии. Естественно, сегодня мы знаем, что это щедро финансировалось, оплачивалось различными международными фондами, и это был специальный проект.

Я тоже задаю вопрос: зачем это нужно было делать? Неужели нельзя было набраться терпения до осени и провести осенью выборы – президентские, парламентские? Проблем никаких не было, мы бы к этому времени приняли конституцию, изменения в конституцию. И украинцы бы показали свою мудрость, которой всегда славился украинский народ. И терпение, которое нам дает Господь Бог, и уважение друг к другу. Этого, к сожалению, не было у радикалов, которых использовали эти кукловоды, и, к сожалению, с большой поддержкой Запада – западных стран и США. Потому что у нас есть вся хронология событий, мы видели, как говорят, двойные стандарты, которые применялись к той власти, которую возглавлял я - манипулирование общественным мнением, прикрывались глаза на тот радикализм, который был присущ на Майдане. Захват государственных учреждений, захват огромного количества оружия. То есть шла подготовка к вооруженному захвату власти.

Вместе с тем, когда власть уже была захвачена, когда уже прошел антиконституционный государственный переворот, что нужно было сделать? Не допустить войны на востоке. Ведь фактически решение Турчинова и его указ, который он подписал, он открыл начало гражданской войны. И посол США Пайетт высказал положительную точку зрения в то время действиям власти, когда против мирного населения начала применяться тяжелая техника, самолеты, вертолеты, штурмовая авиация. Конечно, на все это страшно было смотреть. Ну и полчища вооруженных людей, незаконных формирований двинули на Донбасс, которые открыто издевались над местным населением, над женщинами, детьми, мародерство страшное было, пришло страшное горе на эту землю многострадальную донбасскую. И люди были очень сильно унижены. То есть казнили инакомыслящих. Фактически на этой войне они хотели показать, что другой точки зрения не может быть, и не имеет права быть в Украине. И вторая цель – фактически это была еще и утилизация той радикальной части Майдана, которая была на передовой войны. Потому что эти радикалы, они же и несли (и сегодня несут) угрозу нынешней власти. До сих пор они не разоружены, до сих пор они объединены в батальоны, и куда они повернут свое оружие, это абсолютно непредсказуемо. И вполне возможно, что они повернут его против нынешней власти, которая их обманула на Майдане. И все, что они обещали, они ничего не сделали. Для меня, например, это было нелогично. Раз уж вы захватили власть, то вы с умом как-то ею распорядитесь. А зачем же вам подрывать самим себя, свою власть и государство, которое попало к вам в руки такой дорогой ценой?

Но этой ответственности никто не почувствовал и не чувствует. Порошенко на выборах победил только по одной причине – он пообещал, что остановит войну. Он это сделал или нет? Нет, война продолжается. Но у него еще есть возможность. Осталась, как говорят, надежда на то, что он все-таки пойдет по этому пути. Конечно, альтернативы минским соглашениям нет, их нужно выполнять.

- Телеканал «Украина». Виктор Федорович, вы упомянули о войне, упомянули о Донбассе. Хочется вспомнить одну из ваших пресс-конференций в ноябре прошлого года в Ростове-на-Дону, где вы сказали о том, что будучи в то время… Вы все-таки попросили Владимира Путина ввести войска на территорию Украины. Скажите, планируете ли сделать обратную просьбу, будет ли она в этих письмах, о которых вы говорили вначале, или пока у вас таких идей нет?

- Вы почитайте внимательно мое заявление. Я не просил вводить войска в Украину. Власть пытается сейчас меня обвинить в этом. Я готов на эти все вопросы ответить следователям, поскольку открыто уголовное дело и пытаются его сейчас фальсифицировать, в том числе с участием некоторых бывших российских политиков (я бы сказал так – клоунов). Здесь чисто юридические вопросы. Я бы не хотел сейчас анонсировать способы своей защиты. Я уверен в том, что цель, которую я хотел достичь в тот период времени, была единственная – остановить банды нелегалов, которые не подчинялись никому, которые начали издеваться, уничтожать людей на Донбассе, издеваться над женщинами и детьми. Вот это была моя цель. Она, может быть, была немножко эмоциональная, я просто по-другому не мог поступить. Я искал способы защиты для людей. Поэтому во время следствия, суда, если у них хватит смелости предоставить мне такую возможность – защищаться. Потому что сегодня пока они лишили меня такой возможности. А я много раз уже обращался, я готов, известно, где я живу, я готов дать все показания следователям. Но предложение приехать мне в Киев что означает? Это, можно сказать, игра со мной. Есть другие способы – пожалуйста, пусть приедут следователи, я в любом месте, которое предусмотрено российскими законами, готов дать любые показания.

- То есть приехать в Украину вы пока не готовы?

- Как вы понимаете, я могу приехать в Украину, для того чтобы порадовать… Я им не доставил удовольствия меня захватить или убить в тот период времени. А сейчас это просто фарс, но фарс кого? Луценко, который с Майдана угрожал оружием, что на Майдане есть оружие, и мы его будем применять к правоохранительным органам. Он организатор был всех незаконных действий, в том числе убийств, которые происходили на Майдане. А сегодня он Генеральный прокурор. Но я думаю, что ненадолго.

- Телеканал «112», Украина. Виктор Федорович, буквально на днях адвокат семей, погибших на Майдане, Виталий Титыч заявил о том, что командиру спецроты «Беркут» Дмитрию Садовникову дали возможность скрыться, сейчас он находится в России. На самом деле он был арестован. По мнению украинского следствия, его незаконно отпустили под домашний арест, после чего он бежал в Россию, сейчас получил здесь российское гражданство. Те же самые слова косвенно подтверждает один из прокуроров, который ведет сейчас ваше дело и дело расстрелов на Майдане. Что мог такого знать Садовников, по вашему мнению, что ему дали возможность уйти, дабы не предавать какие-то определенные факты огласке? И вместе с тем Садовникова называют одним из людей, с которыми вы контактировали лично в телефонном режиме в те дни.

- Я не контактировал ни с кем напрямую, я сразу говорю, у меня не было такой возможности. Это противоречило тем правилам, которые могли быть в отношениях с правоохранительными органами. Это во-первых. Во-вторых, не только Садовник, но и очень много других есть свидетелей, которые сейчас не хотят нынешней власти давать никакие сведения и доказательства, потому что они знают, что за эти 3 года все, что можно было, все доказательства, какие были, что можно было уничтожить, они этим занимались и занимаются сейчас. Поэтому доказательств собрано очень много. И есть люди, которые готовы дать эти показания. Но они их готовы дать международной миссии, мониторинговой, которая, если будет создана, во исполнение того соглашения, которое было подписано 21 февраля, п. 4, и к этому будет привлечена оппозиция и международные эксперты… И это не только преступления на Майдане и не только убийство тех людей невинных, которых расстреливали из зданий, которые были под контролем Майдана. Ведь не стреляли никого из «Правого сектора». Стреляли людей, будем говорить, простых, которые недавно приехали на Майдан. Они как раз были в том секторе, который хорошо простреливался из зданий, контролируемых Майданом, и там находились снайперы. Есть очень много видеоматериалов, доказательств и конкретных людей, которые готовы эти показания дать. Поэтому все преступники, которые в то трагическое время сделали эту провокацию и убивали невинных людей, их имена будут известны, и будет доказано. Если мировое сообщество захочет узнать правду и выполнит свои обязательства, которые они брали на себя, я думаю, это время, как говорится, не за горами, это очень скоро может произойти.

- А вы инициируете создание этой комиссии?

- Вы прочитайте все мои письма, обращения к главам государств, международных организаций, президентам России, США, и вы увидите, что именно моя инициатива о создании такой независимой международной следственной комиссии – это одна из целей. Расследование преступлений и на Майдане, и за все три года, которые были на Украине. Чтобы эта независимая группа осуществила такую миссию.

- Агентство ТАСС. Вы упомянули сейчас, что ныне на Украине развивается ситуация, которая отчасти напоминает то время, которое было три года назад. Я сейчас хочу вернуться к сегодняшним дням, к тому, что сейчас опять происходит в Донбассе, и прежде всего так называемую блокаду, которую организовали достаточно радикально настроенные и политики, при поддержке тех же самых территориальных батальонов, которые вы упоминали. На ваш взгляд, это новый виток политического кризиса в стране? Чем он реально может грозить? Нет ли сейчас угрозы того, что, например, если правительство, несмотря на то, что оно на словах осуждает действия этих радикалов, все-таки не сможет с ними справиться, в итоге это приведет к еще одному государственному перевороту в стране, и уже к власти придут просто откровенные нацисты?

- Я вам хочу сказать, я слушал выступление Порошенко вот к годовщине Майдана, мне вначале показалось, что он вроде бы как оговорился, когда он сказал, что обстрел велся на майдане из зданий, контролируемых оппозицией. А потом я задумался. Ну, он же все-таки сказал об этом. Это что-то новое. Потом, смотрите, такая историческая дата – он уехал из страны. Фактически не принимал участия в этих всех мероприятиях. Что бы это означало? Во-первых, уже изменилось мнение людей и тех же протестующих, которые стояли на майдане, к власти. И оно меняется все больше и больше в худшую сторону. Потому что понимают, если люди шли тогда за идею, и действительно, таких много было, значит, несмотря на то, что ими манипулировали, их дезинформировали, все равно, прошло время, они поняли, что на их плечах и на их крови пришла к власти группа людей, которая не создала на Украине той жизни, о которой они мечтали. И те обещания, которые давали, они их не выполнили. То есть, сказал и сделал – у них это не объединяется, это все раздельно. Никто уже в это не верит. И если говорить о радикальных группах, которые сегодня есть в Украине, вопрос – или это выгодно власти для устрашения инакомыслящих, потому что вооруженные люди действуют за пределами закона. Во-первых, незаконные формирования и незаконное оружие. Это страшно. Второе – или на самом деле власть боится их трогать, потому что это оружие повернут против власти? Вот на этот вопрос, я думаю, в ближайшее время будут ответы. И я вношу предложение сейчас, значит, все-таки разоружить незаконные военные формирования и тем самым поднять уровень безопасности населения. Но способна ли на это власть? Это мы увидим в самое ближайшее время. Кто мог себе представить три года назад, что в Украине могут быть веерные отключения электроэнергии? Никто. Сейчас это реальность. Это может быть. Почему? Потому что нет энергоносителей. Сегодня на пределе работают теплоэлектростанции. Но если Донбасс нужен Украине, зачем его блокировать? С Донбассом надо сесть за стол переговоров. Ведь я же это делал практически ежедневно. Я встречался с оппозицией, я искал компромиссы, я на это очень много времени уделял и считал это очень важным. Почему до сих пор власть не села за стол переговоров с протестующей стороной? Почему навешали на них там ярлыки различные – террористы там и так далее, а себя не видят? Я думаю, что минские соглашения, в которых предусмотрена, в том числе, и амнистия, в ней нынешняя власть нуждается не меньше, чем протестующая в Донбассе. А, может быть, и больше. Я думаю, что это очень скоро, если кто-то не понимает, они это поймут. Но самое главное, что страны, которые были втянуты в конфликт, страны Европейского Союза, Соединенные Штаты Америки, Россия, конфликт продолжается, а они тоже страдают от этого. От различных санкций. Их втянули в этот конфликт. Поэтому требование по выполнению минских соглашений должно быть очень жестким. И, конечно, любая блокада Донбасса – это не на пользу Украину. Ну, пусть они тогда скажут открытым текстом – нам не нужен Донбасс. Тогда скажите об этом открыто и публично. Если вам нужен Донбасс, ну, начните переговоры с этим народом, который там живет, зачем вы над ними издеваетесь и мучаете? Зачем появилась сейчас Авдеевка, вот это обострение и так далее? Мы понимаем, что, если война выгодна власти, то будет еще не одна Авдеевка. Это будет продолжаться неизвестно сколько. Но сколько терпения хватит у стран, втянутых в этот конфликт? Мы не знаем. Я думаю, что оно тоже уже на исходе, это терпение. Поэтому предложений здесь может быть много, но одно из предложений проведения референдума, решения вопроса путем проведения референдума, оно тоже может быть актуальным. Во всяком случае, страны Европейского Союза, Евросоюз, Соединенные Штаты Америки, Россия, нормандский формат должны активнее продвигать идею урегулирования этого конфликта. Без участия стороны конфликта, без участия в переговорах за этим столом представителей Донбасса это сделать будет очень трудно.

- Телекомпания НТВ, Роман Соболь. Вот вы говорите, что позиции Порошенко достаточно шаткие и народ им недоволен, и Правый сектор на него давит и прочие националисты, а если будут новые президентские выборы, кто, по-вашему, придет к власти? Не персоналий я имею в виду, а представитель какой силы? И, на ваш взгляд, кто был бы оптимальным президентом Украины сейчас?

- Ситуация сейчас в Украине патовая. Сегодня народ не верит политикам. Сегодня рейтинги всех политических партий и всех политиков находятся на очень низком уровне. Поэтому моя точка зрения - если нынешняя власть сейчас не решит вопрос мирного урегулирования, а выход дают минские соглашения, неизбежны досрочные парламентские и президентские выборы. Соревноваться будут прагматики, ответственные люди, профессионалы с радикалами. Эта борьба будет без правил. Беспрецедентная борьба. Но мне так кажется, что правильно было бы, если поступить мудро, правильно было бы все-таки остановить войну, создать условия для мирной жизни жителям Донбасса, создать условия выборов местного самоуправления в Донбассе и, конечно, участие Донбасса в украинских выборах. Это было бы справедливо и мудро. Я больше верю в такой сценарий. И мне больше хотелось бы, чтобы этот сценарий как можно быстрее осуществился. Во-первых, у Порошенко есть еще небольшой, но шанс пойти по этому пути и хоть частично выполнить то, что он обещал во время выборов украинскому народу и своим избирателям. Мне кажется, что он должен быть в этом заинтересован.

- Виктор Федорович, сначала уточнение к вопросу коллеги с Украины по поводу фактического обвинения вас в государственной измене. Сказали, что некоторые российские экс-депутаты будут против вас свидетельствовать. Вы можете нам рассказать, о чем они могут вообще свидетельствовать против вас?..

- Я их не знал, я вообще-то о них не слышал. Из средств массовой информации я читал, кто они, что они, но никогда я с ними не встречался, я с ними незнаком. Все, что они наболтали, это цена, они заплатили ту цену лояльную в отношении нынешней украинской власти к ним. В том числе и гражданством Украины. Конечно, это дешево. Остальные все вопросы – это вопросы следствия. Его не было, объективного следствия. Но я надеюсь, что, может быть, еще есть время, оно будет. Ну а если не будет следствия, может быть, будет суд, и мне удастся тогда сказать все, высказать юридические аргументы в этом деле. Они, конечно… цель – найти любые способы в чем-то меня обвинить не смогли с помощью всех там мониторинговых, финансовых организаций мировых не смогли найти никакого счета, никаких денег на рубежом, моих, за три года. Почему? Потому что у меня никогда не было никаких счетов и не было никаких денег. Потому что я все время, как говорят, меня светили, я был политик и все деньги, которые у меня были на украинских счетах, в украинских банках, они были задекларированы, они известны были. Больше никаких других средств у меня никогда не было. Ну и так далее. Попытки обвинять меня в совершении каких-то преступлений надуманных, они не увенчались и не увенчаются успехом. Это тоже была пиар-компания. И сейчас вот у них последний шанс остался с помощью вот этих двух, я уже назвал их своими именами, дешевеньких политиков, клоунов, меня обвинить не удастся. Я в этом уверен.

Баранов: - Виктор Федорович, вы сказали, что минским соглашениям нет альтернативы, мы эту фразу тоже повторяем, как мантру, из года в год, а совершенно очевидно уже для всех, что Порошенко выполнять минские соглашения не собирается, поэтому он их саботирует активно. На ваш взгляд, не решится ли президент Украины на возобновление полномасштабных боевых действий на Донбассе и тем самым так решит эту проблему? Некоторые эксперты говорят, что провокация в Авдеевке – это было прощупывание обороны в данном случае ополченцев ДНР. Ваш прогноз – возможно ли возобновление войны в полном масштабе, как это было в 2014-м и в 2015-м году?

- Моя точка зрения, что у них духа не хватит пойти по этому радикальному пути. Я знаю эту команду трусливую, знаю, но еще раз хочу сказать, что сегодня есть большое желание и в Европе, и в Америке, и в России все-таки решить эту ситуацию мирным путем как можно быстрее, поэтому будут искаться пути и возможности, как принудить нынешнюю власть в Украине выполнять минские соглашения. Вот в это я хочу верить. Во всяком случае, это у них последний шанс. Любое обострение ситуации в Донбассе – это конец для них. Я знаю настроения людей в Украине, подавляющее большинство населения Украины это не поддержит. Они будут категорически против. Любые шаги, направленные на урегулирование этого конфликта мирным путем будут поддерживаться населением Украины. А там маленькая часть радикалов, для которых, как говорят, война – мать родная и которые наслаждаются от того, что льется кровь, я думаю, власть все равно вынуждена будет, как говорят, ставить их на место. Вынуждена. Если они этого не сделают, они ее сметут. Этот сценарий возможен.

- Хочется вернуться к теме событий трехлетней давности. Сегодня мы слышали о том, что к сценарию, который тогда развернулся в Украине, имели причастие представители разных стран, организаций международных, хотелось бы услышать, какую конкретную роль тогда отыграли вы? Были ли ваши решения на ваше мнение таковыми, которые повлекли за собой гибель людей? Какова роль ваша была тогда три года назад в Украине?

- Я много раз отвечал на этот вопрос, в том числе, и сегодня отвечал, что мой принцип, что никакая власть не стоит капли пролитой крови. Этот принцип – это мое состояние человека, моей души. Я в 2005 году на это не пошел, когда я мог повести людей на майдан. Я не повел людей на кровопролитие. И в данном случае меня в чем угодно можно обвинить и меня обвиняли, наговорились уже все, кто хотел это делать, но обвинить меня в том, что я поощрял кровопролитие или силовой вариант, это нереально. Все об этом хорошо знают. Кстати, и в нынешней власти. Потому что в свое время, тогда, когда мы проводили переговоры, я со многими из них разговаривал, ну, и мы лично знакомы, давно, не один год друг друга знаем.

- Сейчас украинская власть инициирует обновление закона о заочном судопроизводстве. Назывались сроки, чтобы ваше дело передать в суд уже этой весной. Президент Порошенко даже обратился к народным депутатам с просьбой как можно быстрее принять эти изменения в законодательство. Как можете вы прокомментировать эти инициативы и будете ли принимать участие в этом процессе дальше?

- Вы знаете, любые штучные законы, направленные против одного человека или против группы людей, - это прямое нарушение Конституции. Нарушение прав человека. Любые законы, которые будут штучные приниматься, перспектива их отмены огромная в европейских судах, как только власть поменяется, а она поменяется очень скоро. Но самое главное – их же принимают люди и применяют, поэтому я вот обращался и еще раз хочу обратиться к следователям, прокурорам, судьям – не идите на поводу у этой власти. Не нарушайте законы и Конституцию Украины. Как говорят, от тюрьмы и сумы никто не застрахован. Поэтому к этим вопросам будет возврат. Любые штучные законы в любое время можно повернуть против любого человека. Можно принять закон расстрелять просто без суда и следствия. Это закон? Закон. Тогда какая это страна? Во что они Украину превращают? Это время пройдет и люди с ужасом будут вспоминать это время. Но оно очень скоро пройдет. И, конечно, это будет позор для тех, кто пойдет по этому пути. Только слабые люди, только люди безответственные и люди, которые не думают о своем будущем, о будущем страны, будущем своих детей могут такие решения принимать. Я знаю, что в парламенте много раз предлагалось принимать различные штучные законы, но в любое время этот закон можно повернуть против любого человека и все, кто сидит там в парламенте, могут под него попасть. Или, как говорят, люди близко связанные с ними. Поэтому знаю, что выкручивали руки депутатам, но депутаты не голосовали за такие законы. Вообще парламент всегда, каждый депутат должен видеть себя на месте тех, против кого готовится персонально тот или иной закон. Но это всегда нарушение Конституции, это нарушение демократических принципов, те, которые исповедует Европа. Венецианская комиссия, которая мониторит ситуацию в Украине, я многих членов Венецианской комиссии знаю, я с ними работал, в том числе и председатель Венецианской комиссии Буккикио, я держу с ними связь, они в шоке. Они говорят, что, смотрите, ведь мы тогда с ними создали конституционную ассамблею в Украине, мы начали готовить изменения Конституции, мы шли очень таким правильным путем. Мы собрали в конституционной ассамблее лучших юристов Украины из различных политических партий и различных политических взглядов и вероисповеданий. Поэтому мы очень близки были уже к тому, чтобы Конституция Украины была очень современная, модерновая, была представлена для рассмотрения украинского народа. Сейчас этот процесс разрушен. Сегодня эта работа не проводится. Если государство встанет на правовую основу - это будет защита прав простых людей, защита прав инвесторов – это будет современное модерновое государство. А то, что предлагает и обращается к депутатам Порошенко, это каменный век. Поэтому им надо меньше думать, как разворовывать последнее, все, что осталось в Украине, больше нужно думать все-таки о государстве.

- Ну да. И в продолжение этой темы действительно обвинения в основном выдвигаются против вас, против правоохранительных органов, которые якобы стреляли тогда на майдане, против Беркута. Видимо, по этой причине они не начинают вот тех процессов, которые вы требуете – начать процесс именно против настоящих людей, которые начали это вооруженное противостояние и открыли огонь. Вот хотел бы спросить, что вы планируете делать для того, чтобы переломить эту ситуацию? Заставить все-таки правоохранительные органы Украины отойти от такой односторонней точки зрения и выслушать все-таки и вторую сторону.

- Я сегодня обращаюсь к украинскому народу через средства массовой информации, к украинским политикам, я обращаюсь к мировому сообществу, я обращаюсь к лидерам государств, я обращаюсь к международным организациям, для того, чтобы начали мониторинг преступлений, совершенных в Украине за этот период времени, начиная с 2013 года. Этот процесс, конечно, в обязательном порядке ускорит процесс мирных соглашений. Альтернативы, я еще раз повторяю, минским соглашениям нет. И сегодня та инициатива, которую я выдвигаю, если она будет хотя бы частично выполнена и будет реакция глав государств, и мы начнем процесс какой-то переговорный, мы в обязательном порядке найдем какие-то решения. Я готов предоставить соответствующие материалы, людей, оказать помощь, мы очень много работали в решении этих вопросов. То, что я говорил, собрано три тома. Кроме этого, есть сегодня международные политики, которые занимаются этими вопросами. Вы, наверное, вот видели вчера или позавчера был фильм «Украина в огне», Оливер Стоун, он сейчас продолжает работу. Есть канадский ученый, который занимается сбором этой информацией. На Украине очень много есть людей, в том числе, журналистов, которые имеют доказательные материалы. Расследовав преступления, которые были на майдане и на той развязанной войне на востоке Украины, положит путь мирному урегулированию. Я верю в то, что у нынешних украинских политиков, я не говорю у кого, но главное – у украинского народа – хватит мудрости договориться в итоге как жить вместе на одной земле. В одной стране. Я категорически против, чтобы Донбасс выходил из территориальной целостности Украины. Донбасс нужно чтобы оставался в Украине. Но для этого нужно создать все условия мирного сосуществования – раз. Второе – восстановить инфраструктуру Донбасса, которая была разрушена этой войной кровопролитной. Конечно, вернуть жителей, которых выгнали с родной земли. Люди об этом мечтают, я со многими из них держу связь, люди верят все равно в то .что они вернутся на родную землю. И, конечно, западная Украина, западные регионы Украины, выходцы из которых наиболее радикально проявили себя во время этого кризиса и во время войны, они тоже чувствуют свою вину и у них тоже есть страх, что на их землю придет Донбасс. Как говорят, с ответом на эти вопросы. Это страшно. Этого нельзя допустить. Ведь очень много мирных людей, которые там живут, этого не хотели и они к этому не имеют никакого отношения. Небольшая часть радикалов есть, да, действительно, это выходцы с западной Украины. Но это не значит, что нужно казнить народ. Поэтому надо найти тот консенсус, который бы дал возможность со временем, не сразу, залечить эти раны, а они сегодня открыты, они кровоточат. Огромное горе, смерти, свежие могилы. Так просто забыть не получится. Но другого пути нет. Для того, чтобы вера у людей появилась в это, нужно шаг за шагом приближать все-таки восстановление целостности нашего государства – Украины. Шаг за шагом. Действия людей в Донбассе в начале 2014 года – это был протест против радикальных действий майдана. Это бы протест против государственного антиконституционного переворота. И эти эмоции людей на Донбассе, которые были, они были объяснимы, но с ними даже никто не поговорил, их никто не услышал, их даже не захотели слушать, их посчитали людьми второго сорта. И сегодня разделили Украину на победителей и побежденных. Это неправильно. Этого никогда не будет. Это путь к расколу государства. Фактически к уничтожению государства.

- Вы несколько раз сегодня говорили, что много есть доказательств, которые подтверждают вашу невиновность и подтверждают виновность тех, кто на самом деле устроил эту бойню на майдане, но вот три тома доказательств, вы говорили, но почему вы ждете все-таки какого-то европейского суда, чтобы их огласить? Почему бы не дать их огласке сейчас, представив эти материалы суду украинскому? Или вы не доверяете ему? Не хотите карты открывать?

- Вы понимаете, за всеми этими доказательствами стоят конкретные люди. Живые. И у меня нет аргументов убедить их в том, что этой власти можно верить. Они очень хорошо знают, что нынешняя власть делала все для того, чтобы уничтожить улики, свидетельствующие против них. И сегодня во главе государства люди пришли к власти те, которые стояли за всеми этими преступлениями. Тот же Порубий. Я называл фамилии. Турчинов. Луценко. Аваков. Пашинский. И так далее. Поэтому это все абсолютно естественно. Уровень недоверия к власти не только у ее оппонентов, которые пострадали от этой власти, но и у большинства населения Украины. Поэтому заставить их сейчас отдать последние, можно сказать, доказательства, которые у них есть и создать там условия для того, чтобы их тоже уничтожили, как все остальное до этого было сделано, они этого не хотят. Они верят в то, что придет время и правда прозвучит.

- Виктор Федорович, каким вы видите собственное политическое будущее? Есть ли у вас какие-то планы более активного участия в политической деятельности?

- У меня нет никаких иллюзий или как говорят амбиций каких-то больших. Я просто обязан сегодня занимать принципиальную позицию, потому что по-другому я, как человек, не могу поступить. Я обязан сегодня политическими методами занимать активную позицию, для того, чтобы добиться прекращения войны в Украине, начала восстановления разрушенного Донбасса – моей малой родины, на которой я родился и прожил более 50 лет, которая сейчас является… больно это говорить, но это многострадальная земля. Поэтому это мой долг. И я буду делать все, чтобы помочь людям.

Баранов: Виктор Федорович, как вам живется в России? Чем занимаетесь? Где бываете? Встречаетесь ли с прежними коллегами? Новые друзья появились ли?

- Конечно, у меня очень много есть как бы неудобств различных. Почему? Потому что я не исключаю каких-то провокаций и здесь, в том числе. Но я занимаюсь вот тем, о чем я сейчас вам сказал. Я занимаюсь и сбором информации, а это невозможно без контактов с людьми. У меня очень много контактов, практически ежедневных контактов, и я это делаю. Я живу в Ростове, арендую там небольшой дом. Я, конечно, общаюсь со своими близкими со всеми и, конечно, со своими, можно сказать, соратниками, которые находятся тоже в сложном положении, которые тоже мечтают, так, как и я, что-то сделать доброе для Украины, для украинского народа и, конечно, мы все мечтаем вернуться на родину, на родную землю. Для того, чтобы принять участие в возобновлении нормальной жизни в этой стране. Мы очень много каждый в свое время на своем месте делали для того, чтобы Украина была процветающей. И мы мечтаем, чтобы наши дети жили в процветающей стране. А что касается России, многие годы я бывал, часто ездил в Россию. По линии мамы родственники все живут и сейчас в России. Мама, правда, умерла уже много лет назад – скоро будет 65 лет, но родственники остались, с которыми я и раньше поддерживал отношения. Остались друзья. В Донбассе, вот менталитет жителей Донбасса, а это тот регион, в котором я прожил более 50 лет, он очень близок российскому менталитету. Особенно юго-западные регионы России. Ростовская область, Краснодарский край, Воронеж, Белгород. Жизнь была на колесах, вся жизнь, поэтому исколесили и всю Россию. Много было и есть друзей. И перспектива – восстановление нормальных взаимоотношений между нашими государствами, между Украиной и Россией - очень огромное. И этого хотят народы. Это, как говорят, логично и с точки зрения экономики, и с точки зрения человеческих отношений. Ну как соседи такие не могут жить добрососедски? Это неправильно. Поэтому многое нужно будет еще исправлять, многое нужно будет делать и я сторонник того, чтобы Украина имела хорошие добрососедские отношения со всеми соседями своими. А с Россией нас еще объединяет и очень давняя-давняя история. В России, конечно, очень много живет выходцев из Украины. Они все переживают. Это наши земляки. Я встречаюсь и с землячествами тоже. Они просто душой болеют. И сегодня вот когда там говорят о добровольцах, которые сегодня в ополчении Донбасса, это они наемники, которые поехали за деньги что-то там зарабатывать или любители повоевать. Нет, они поехали туда по велению души. Я с ними тоже иногда встречаюсь, которые поехали там, вернулись, потом опять поехали. Это и бывшие военнослужащие, и просто простые люди. То есть, это естественно. Это сопереживание и это нормальное состояние души человека. Поэтому я со многими из нынешней власти российской контактирую, как бы никого не радует, что нагрянуло такое горе в Украину. Не радует никого. То есть, никто от этого не испытывает удовольствия. А тем более выгоду от войны своих соседей ближних.

- Я хотел уточнить. Вы свое будущее видите в Украине и с Украиной, скажите, возможно, есть какие-то определенные события, которые должны произойти для того, чтобы вы вернулись в Украину.

- Я обычно отвечаю так. Как господь бог даст. Но я буду делать все, что от меня будет зависеть, чтобы вернуться в Украину. Я буду делать все, что будет в моих силах, чтобы как можно быстрее наступил мир. И как можно быстрее люди вернулись на свою родную землю и начали восстанавливать разрушенный Донбасс. Я об этом мечтаю.

- Виктор Федорович, хотелось бы уже поставить точку в вопросе обращения вашего в 2014 году к президенту Российской Федерации. Было письмо с просьбой использовать вооруженные силы РФ на территории Украины или не было?

- Ну, оно же есть. Это не письмо, это заявление, во-первых. Во-вторых, есть как бы законы, есть полномочия президента и так далее. Все это вопросы юриспруденции. Я сейчас вам начну на эти вопросы отвечать, а эти сумасшедшие начнут подтасовывать какие-то факты, искать еще каких-то клоунов с какими-то там свидетельствами. Вы понимаете, я не хочу этого делать. Я не изменял своему народу, я пытался свой народ защитить. Еще раз повторяю. И, конечно же, я хотел это сделать в рамках своих полномочий и законов, и я об этом буду говорить исследователям и на суде, об этом будут говорить мои адвокаты. Естественно, я буду защищаться, хотя от того беспредела, который сейчас есть в Украине, защищаться очень тяжело. Но верю в то, что все-таки надежда на будущее есть у любого нормального человека. И ни один следователь, ни один прокурор, ни один судья, который будет принимать решение, не раз, я думаю, и не два еще подумает, а что будет завтра? А что будет с ним? То есть, вопрос здесь очень серьезный. Но посмотрим. Как говорят, поживем – увидим.




Категория: Украина | Просмотров: 93 | Добавил: Admin | Теги: Донбасс, Янукович, Украина, Россия, интервью | Рейтинг: 0.0/0
Поделиться записью с друзьями:


Всего комментариев: 0




Перейти на Главную страницу Горячей линии ДНР, ЛНР

Если вы обнаружили вашу статью без указания источника на нашем ресурсе, пожалуйста, сообщите нам об этом в комментарии!

Проект Горячая линия ДНР hotline.moy.su создан для подачи свежей, правдивой информации о ДНР, новостей республик Донбасса. На сайте представлены все доступные контакты Министерств ДНР, Ведомст и Департаментов. Вместе с Гражданами Донецкой и Луганской Республик, информационными агенствами России, Украины и других стран мы разрушаем лживую информационную завесу, организованную Киевом и руководителями Киева из-за рубежа. В правде сила!


Если наш проект оказался вам полезен, вы хотели бы помочь в его развити, будем благодарны за любую помощь на наши реквизиты. Мы очень благодарны каждому из вас.